Е. И. Чазов на факультете политологии

26 апреля 2010

20 апреля 2010 года факультет политологии Московского университета посетил всемирно известный кардиолог, лауреат Ленинской и Государственных премий, академик Российской академии наук и Российской академии медицинских наук, генеральный директор Российского кардиологического научно-производственного комплекса Минздрава Российской Федерации Евгений Иванович Чазов.

На встречу с академиком Чазовым собрался практически весь факультет – от заведующих кафедрами, профессоров и преподавательского состава до студентов, аспирантов и соискателей.

Представившие Евгения Ивановича и.о. декана факультета политологии, доктор исторических наук Андрей Юрьевич Шутов и декан факультета фундаментальной медицины МГУ имени М. В. Ломоносова академик Всеволод Арсеньевич Ткачук рассказали собравшимся о жизненном и профессиональном пути Е. И. Чазова, обратив особое внимание на открытие, совершенное гостем факультета в совсем еще молодом возрасте. До 1959 года, когда молодой кандидат наук Е. И. Чазов с группой единомышленников занялся проблемой тромболитической терапии, каждый второй заболевший инфарктом миокарда погибал. Применение этих препаратов произвело в медицине своеобразную революцию, в корне изменившую судьбу таких больных.

Созданное Е. И. Чазовым и Б. Лауном международное движение "Врачи мира за предотвращение ядерной войны" в 1985 году было удостоено Нобелевской премии мира, а Евгений Иванович прочитал Нобелевскую лекцию. Е. И. Чазов избран почетным членом Академий наук многих стран, является почетным доктором ряда зарубежных университетов, почетным членом Американской ассоциации сердца, Шведского научного медицинского общества, Международной коллегии по высшей нервной деятельности (США), Совета клинической кардиологии Американской ассоциации сердца.

Далее слово взял академик Е. И. Чазов.

Дорогие друзья, мне хочется сказать, дорогие коллеги — ведь так сложилась моя жизнь, что мне лет тридцать-сорок тоже пришлось заниматься не только медициной, но и политологией. Прежде всего, должен признаться, что я, конечно, не узнал себя в этом прекрасном обрамлении, большое спасибо Всеволоду Арсеньевичу за такое представление. Еще хочу сказать - я нередко выступал перед медицинской студенческой аудиторией, но, когда меня попросили встретиться с вами, подумал, что встреча с политологами у меня, пожалуй, в первый раз.

Если говорить о вашем будущем, о том, чем вы будете заниматься... политология - довольно сложная специальность, потому что политика зависит иногда от того, кто стоит во главе того или иного государства, той или иной партии, и даже от того, в каком состоянии здоровье данного лидера. Лет двадцать тому назад меня попросили написать об этом, и я написал книгу под названием «Здоровье и власть». Это очень важная часть политологии, потому что иногда от здоровья руководителя зависит судьба государства, судьбы многих — я бы сказал, миллионов людей. Мы говорим: «Смерть, смерть…» Смерть - это не только биологический факт, это факт, определяющий жизни других людей.

Например, я хорошо знал Ю. В. Андропова, знал его мечты или предложения, которые у него созревали. И если бы он не умер, то наша страна шла бы совершенно по другому пути. Совсем по другому. То, что он предлагал в экономике и в политике, изменило бы все.

Для вас, будущих политологов, можно приводить много примеров. Возьмите, хотя бы, Египет. Страна, которая была на грани очень тяжелой ситуации. Пришел Насер, сверг короля и установил новую власть. Но вдруг у него возникают проблемы со здоровьем, и встает вопрос — что будет? Я не буду рассказывать подробности, однако после того, как израильские войска разгромили египетскую армию, и Египет был на волоске, Насер сумел восстановить и армию, и порядок. Почему? Потому что советские врачи его спасли и сделали трудоспособным. Должен признаться, что одну из первых наград египтяне вручили мне. Я спросил, за что. Мне ответили: «Спасти Насера - это все равно что направить в Египет пять или шесть дивизий советской армии». Видите, как тесно переплетаются здоровье и власть, здоровье и политика, и это касается всех стран. США, к примеру, тоже.

В Америке я был много раз, очень хорошо ее знаю, у меня там много друзей, мы давно работаем вместе с американскими коллегами. Так вот если вспомнить период Рузвельта — он отдавал должное Сталину, а пришел Трумэн — и политика изменилась. Если бы Рузвельт прожил еще хотя бы два-три года, то неизвестно, как сложилась бы послевоенная жизнь и Европы, и всего мира. Я мог бы привести множество примеров, когда политические решения зависели от здоровья людей. Мне приходилось сталкиваться с тем, что политология становилась совершенно секретной — ни журналисты о ней ничего не знали, ни тем более простые люди, потому что она была засекречена более чем другие секреты. И это еще один из ее аспектов.

Таких примеров я мог бы приводить много, но есть и другие. Например, когда идет борьба за власть. Если вы почитаете литературу 90-х годов, помнится, в газете «Правда» появился опус на целую страницу, в котором доказывалось, что мы, советские врачи, уничтожали всех руководителей государства: Брежнева, моего, кстати, очень уважаемого мною пациента, у нас были просто добрые дружеские отношения; Андропова, с которым мы каждую субботу пили вместе чай; Черненко. Доказывалось, что мы якобы действовали как убийцы, для того, чтобы выдвинуть Горбачева. Горбачев, конечно, существовал, но я его не выдвигал. И хочу сказать об этом сейчас, когда это не секретно.

Сегодня мы говорим о медицине, и о политике. Медицина влияет на политику. Но, с другой стороны, политика влияет на медицину. Возьмите ту же Америку, впервые я там побывал в 1964 году, когда упал железный занавес, и с тех пор ездил много и часто. За это время сменилось, наверное, четверо или пять президентов. И каждый кандидат в президенты, проводя свою кампанию, бил себя в грудь и говорил — я исправлю здравоохранение. Проголосуйте за меня, и здравоохранение будет блестящим, и знаете ли, это действовало на избирателя. То есть политика может повлиять на медицину.

Я расскажу об очень интересном событии. Когда я был министром здравоохранения, в 1988-м году у меня был официальный визит в Великобританию. И по правилам, по всем этим принятым дипломатическим канонам, у меня должна была состояться встреча с премьер-министром Маргарет Тэтчер. Мы встретились, а это был период — молодежь, наверное, не знает — очень напряженный период в истории Англии, потому что Тэтчер добилась того, что все шахты и железные дороги были приватизированы. И это несмотря на все трудности, несмотря на колоссальное сопротивление и народа, и её противников в парламенте. А у нас на дворе уже была перестройка, носилось столько всяких идей. Я буду дипломатичен и не стану останавливаться на том, почему у нас сохранилось государственное здравоохранение.

Во время беседы с Тэтчер я задал вопрос: «Госпожа премьер-министр, вот вы приватизировали шахты, железные дороги, а почему не приватизировали здравоохранение?» Она мне ответила так: «Профессор, знаете, если бы я это сделала, то через две недели уже не была бы премьер-министром». Понятно, что подобное решение сыграло бы важную роль в отношении общества к премьер-министру. Вот таким образом медицина зависит от внутренней политики государства, но, с другой стороны, и власть зависит от медицины.

Мне пришлось 16 лет быть депутатом Верховного совета СССР. Тогда была совсем другая картина, регламент, и так далее, приходилось обсуждать различные вопросы. Вы видите, какой лоббизм существует сегодня во всех наших органах власти: и в Думе, и в СФ. Тогда тоже был лоббизм, но более скрытый, и политик иногда зависел от ситуации, которая возникала в стране, в обществе. И политикам, и политологам важно знать общественные настроения, причем делать так, чтобы общественное настроение двигалось в необходимом данному политику направлении.

Я был знаком с очень многими представителями той советской политики, и кто-то из них мне сказал: «Знаете, все зависит от того, как будет построена идеологическая обработка населения». Возможно, это не так, возможно, я ошибаюсь, я ведь не политолог, но я передаю вам чужие слова. К чему я это говорю… Ваша специальность - политология, вы либо займете какой-нибудь государственный пост сами, либо станете первыми советниками политических деятелей. И поэтому вам нужно знать все аспекты, которые влияют на жизнь общества, на жизнь государства.

Есть еще один момент, связанный уже с общественной деятельностью. У нас почему-то считается, что общественная деятельность – это свобода слова, что все деятели говорят, что хотят, делают, что хотят. Вы знаете, что мы с моим американским другом доктором Лауном создавали международное движение "Врачи мира за предотвращение ядерной войны". Во время холодной войны, когда мир стоял на пороге ядерной войны. Нам надо было привлечь в это движение самую консервативную часть общества – сообщество врачей. Врачи консервативны в политическом плане, у них свои интересы, и они, как правило, политикой не занимаются. Они, скорее, занимаются религией, как занимался ею наш выдающийся хирург Сенецкий, «святой Лука», но мало идут в политику. Я припоминаю только президента Чили, который был врачом и погиб, а так медиков-политиков я больше не знаю.

Вот этих медиков, консерваторов, надо было заставить идти против мнения многих государственных деятелей. И как мы решили этот вопрос? Первым, кто вступил в наши ряды, был директор института США, академик Арбатов. Мы вместе с ним поехали в Америку, а когда собрались врачи, показали им, что будет, если разорвется одна бомба. Показали, как будут рушиться их дома. Врачи тут же сказали – да, мы согласны присоединиться к движению и бороться за мир. И когда Нобелевский комитет присудил движению премию, на вручении подчеркивалось – за четкое создание объективных данных о том, что такое ядерная война, и распространение этих данных по всему миру.

И вот тогда мы работали вместе с политологами-иностранцами. Хочу сказать, что подготовка у этих политологов была очень разносторонняя. Я даже удивлялся - как только мы ставили вопрос, они тут же собирали все данные, и мы вместе выступали. Всего лишь за 6 месяцев в 36 странах мира мы привлекли в наше движение около миллиона врачей. Таким вот порывом, нашей открытостью. Более того, мне пришлось нелегко в нашей стране, потому что мы выступили против гражданской обороны, мы сказали, что если начнется ядерная война, с помощью гражданской обороны спасутся 10-15 тысяч человек, а погибнут десятки миллионов.

Мне предложили выступить в Верховном совете, когда обсуждался этот вопрос. Мне тогда противостояла большая и ответственная группа во главе с Сусловым, который представлял догматический коммунизм и вообще был догматиком. Он предлагал не давать мне слова. Затем текст моего выступления где-то проверили, прислали мне новый вариант, но я сказал, что с этим выступать не буду. И когда я выступил, все ждали, что скажет Брежнев. Потом мне передали, что Брежнев сказал: «Лучше всего выступал мой Евгений. Остальные все – стандарт». И вот одно это открыло дорогу движению против ядерного оружия, которое, в конце концов, привело к подписанию договора о нераспространении ядерного оружия.

Когда через несколько мы проводили конференцию в Москве, Горбачев на докладе моего американского коллеги сказал: «Без вашего движения не было бы соглашения о нераспространении». А ведь мы работали совместно с политологами, работали со специалистами. Вот что значит ваша специальность. Не подумайте, что я вам завидую, я считаю, что лучшая специальность – это медицина, врачевание, но ваша специальность – это врачевание общества.

А теперь я оставляю время для вопросов, я только задал тон нашей встречи. Если хотите, спрашивайте. Спасибо.

Далее Евгений Иванович Чазов ответил на многочисленные и очень разные вопросы собравшихся. И если бы знаменитый доктор не торопился, как всегда, к своим пациентам, встреча могла бы длиться еще долго.

Профили подготовки бакалавров и магистров
Политические профессии
Перевод на факультет
Кафедры
Страница факультета политологии МГУ Вконтакте Страница факультета политологии МГУ в Facebook Страница факультета политологии МГУ в Twitter
Учебный отдел: +7 495 939-10-14
Приемная комиссия: +7 495 938-23-18
Страница факультета политологии МГУ Вконтакте Страница факультета политологии МГУ в Facebook Страница факультета политологии МГУ в Twitter

© 2008-2016. Факультет политологии МГУ.

Факультет