Исторические аналогии как фактор восприятия политической реальности в молодежной среде (2019–2020)

Проект РФФИ–ЭИСИ 19-011-33046\19

Руководитель проекта: д.и.н, профессор А.Ю.Шутов 
Исполнители проекта: Артеева Н.С., Беклямишев В.О., Буров А.С., Мощев М.А., Никитин В.Ю., Шабалтин А.А.

Аннотация проекта

Одним из сегментов проблемного поля «memory studies» является изучение исторических аналогий, порождаемых в публичном дискурсе. Проведение параллелей между событиями прошлого и современными ситуациями, с одной стороны, способствует актуализации коллективной памяти и, тем самым, укреплению идентичности сообщества, а с другой – приводит к редукции феноменов политической реальности, выстраиванию искаженной, мифологизированной картины мира. В рамках исследования, выполненного при поддержке РФФИ и АНО ЭИСИ (№ 19-011-33046 Наставник_опн «Исторические аналогии как фактор восприятия политической реальности в молодежной среде») рассматривались отдельные аспекты исторического сознания учащейся молодежи, связанные с проведением исторических аналогий и их восприятием в различных дискурсах. Тестирование гипотез осуществлялась на обширном эмпирическом материале, собранном в ходе социологических опросов и фокус-групп в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Пензе, Саратове и других регионах.

Результаты проекта

Интерпретировано понятие исторической аналогии в междисциплинарном проблемном поле и обобщены основные подходы к анализу данного феномена в различных типах политического дискурса:

В ходе исследования установлено, что дискурсивные стратегии в отношении коллективного прошлого можно разделить на коммеморацию (продвижение определенной интерпретации исторического события в публичном пространстве), погружение современной проблемы в ее исторический контекст и проведение исторической аналогии. Последнее понятие, безусловно, характеризуется многозначностью, однако в политологической традиции под ним понимается «проекция образа прошлого на образ настоящего или будущего». Проводя историческую аналогию, актор использует некий сюжет коллективной памяти в качестве рамки, через которую реальность интерпретируется в определенном, необходимом ему ключе. Как правило, использованию исторической аналогии предшествует спор сторон об ее оценочных смыслах и об уместности ретроспективных сравнений в целом. Сам факт использования исторической аналогии, как и выбор прецедентного события, к которому она отсылает, маркируют «границы» различных сегментов политического дискурса.

Функция Механизм и способ воздействия Индикаторы
1. «Фильтр» Механизм: спонтанный; когнитивный

Воздействие: предоставление готового исторического «сценария», который помогает тем, кто принимает решение, разобраться с текущим кризисом (проблемой).

Наличие совместно выработанных исторических аналогий, высказанных в рамках причинно-следственного рассуждения (дискуссии).
2. «Учитель» Механизм: целенаправленный; когнитивный или инструментальный (в зависимости от площадки и аудитории).

Воздействие: предоставление исторического «сценария» как набора руководящих принципов, определяющих, как надлежит действовать в данной ситуации.

Присутствие исторических аналогий в рамках декларации целей (в процессе обсуждения и / или в стандартных рабочих процедурах исполнительных органов).
3. «Тюрьма» Механизм: спонтанный; когнитивный или инструментальный.

Влияние: фреймирование, т.е. преждевременное сужение спектра вариантов способа действия.

Непропорционально частое повторение и / или чрезмерно (неуместно) обобщенное употребление исторической аналогии.
4. «Слепое пятно» Механизм: спонтанный или целенаправленный; когнитивный

Влияние: дискурсивное ограничение: «забытые» аналогии, вынесенные политическими акторами «за скобки».

Заметное отсутствие в текстах политиков конкретных аналогий (предполагается, что аналитик знает о возможных альтернативных аналогиях).
5. «Оружие» Механизм: целенаправленный; инструментальный.

Влияние: средство политического убеждения, воздействия и легитимации, которое акторы используют во время взаимодействия с другими сторонами в процессе принятия решений.

Аналогия используется только при общении с «восприимчивой» аудиторией сторонников и не используется на других площадках (используется там, где «санкционирована» большинством публики).
6. «Травма» Механизм: спонтанный; когнитивный/эмоциональный

Влияние: аналогия с крайне острыми эпизодами прошлого, которые являются «оголенным нервом» в памяти сообщества (и самих лиц, принимающих решения). При употреблении аналогия повышает уровень стресса и может затмить многие другие соображения.

Широкое использование «эмоционального» языка и символических жестов. Демонстрируется озабоченность наихудшими сценариями и моральными издержками.

Когнитивные и когнитивно-инструментальные функции исторических метафор (по материалам: Brändström A., Bynander F., Hart P. Governing by looking back: Historical analogies and crisis management//Public Administration. 2004. № 82 (1). P. 191-210)

Выработана методика выявления и описания исторических аналогий, употребляемых респондентами в целях концептуализации или целенаправленного конструирования современной политической реальности (на примере интернет-дискурса, медиа-дискурса и повседневного молодежного дискурса):

В ходе исследования были рассмотрены официальные сайты крупнейших российских политических партий (ВПП «Единая Россия», «Справедливая Россия», «Коммунистическая партия Российской Федерации», «Либерально-демократическая партия России», «Яблоко»). Предметом анализа стали исторические аналогии, конструирующие образы будущего. Для их выявления применялся метод поисковых запросов, осуществление которых производилось в соответствии с матрицей, содержащей категории (сценарии будущего) и соответствующие им маркеры – «прецедентные» исторические ситуации и имена.

Симптоматично, что большее количество выявленных исторических аналогий (63%) конструировали негативные образы будущего. Самой распространенной прецедентной ситуацией, содержащейся во всех сегментах партийного дискурса, стала «новая холодная война» (21%). Остальные распределились следующим образом:

  • Революция 1917 г. и Гражданская война – 20%;
  • Перестройка и «1990-е» – 10,5%;
  • Межвоенный период 1930-х годов – 10,5%;
  • Межвоенный период в СССР (НЭП, индустриализация) – 10%;
  • Послевоенный СССР («брежневский» период) – 6%.
  • Иные исторические аналогии – 5% и менее.

Параллельно путем онлайн-опроса анализировалось историческое сознание студенческой молодежи. Было установлено, что преобладающим является его «рассудочно-эмпирический» тип, предполагающий склонность к проведению поверхностных исторических аналогий. С тем, что «примеры из прошлого могут помогать нам давать оценку тем или иным событиям современности» безусловно согласились 44% опрошенных. Более половины респондентов (52%) уточнили, что это зависит от того, какая именно аналогия используется. Однако, о том, что исторические аналогии использовать некорректно (они противоречат принципу историзма), заявили лишь 6 % опрошенных. 73% респондентов признались, что сами используют исторические аналогии при обсуждении злободневных политических тем (например, в рамках интернет-дискуссий).

Участников опроса попросили самостоятельно предложить историческую аналогию современному внутриполитическому положению в России. 53% респондентов затруднились это сделать. Остальные ответы (если взять их за 100%) распределились следующим образом:

  • Период правления Л.И. Брежнева – 20%;
  • Начало XX века, время заката Российской империи –15%;
  • Сталинский период –10%;
  • Период правления Александра III – 7%;
  • 1990-е – 5%.
  • Иные «прецедентные» ситуации – менее 5%.

Таким образом был сделан вывод, что и в публично-политическом дискурсе, и в сознании молодых респондентов главным «референтным периодом» в настоящий момент выступают 1970-е годы («холодная война» / «период правления Л.И. Брежнева»). Кроме того было отмечено, что основным источником «прецедентых» ситуаций выступает преимущественно отечественная история.

Выявлены потенциальные риски социокультурной дестабилизации, обуславливаемые трансформацией репертуара исторических аналогий, и предложены меры по их превентивному нивелированию:

В ходе исследования установлено, что образ брежневского правления существенно трансформировался, и в настоящий момент оценивается молодыми респондентами скорее отрицательно. Проведение данной исторической аналогии в целях «символической» делегитимации правящей элиты характерно для оппозиционно настроенных молодых людей как левых, так и правых взглядов. Альтернативой «брежневскому» периоду, сопоставляемому с современным, в сознании части респондентов выступает образ «сталинского» СССР, представляющий собой «ретротопию» – альтернативный образ будущего страны.

Результаты исследования свидетельствуют об очень низком уровне исторической культуры, демонстрируемом молодыми респондентами. Подавляющее большинство опрошенных (студенты гуманитарных факультетов) продемонстрировали «рассудочно-эмпирический» тип исторического сознания и склонность поддаваться историко-политическому манипулированию.  Сталкиваясь с необходимостью обосновывать проведенные ими исторические параллели, участники фокус-групп ощущали недостаток фактологических знаний. Как следствие, основное влияние на выбор ими конкретной исторической аналогии подспудно оказывали СМИ.

Публикации по итогам реализации проекта

Беклямишев В.О. Концептуализация понятия «историческая аналогия» в междисциплинарном проблемном поле // «Локус». 2019. № 4. С. 84-96

Беклямишев В.О., Стоцкий А.С., Никитин В.Ю.  Исторические аналогии в современном политическом дискурсе и в историческом сознании российской молодежи // История современности. Информационные ресурсы, методы и исследовательские практики в России и за рубежом. Доклады Международной научно-практической конференции Москва, 28–29 ноября 2019 г. Москва. М.: 2019. С. 51-58

Мощев М.А. Восприятие исторических аналогий в СМИ современными московскими старшеклассниками (на примере опроса, проведенного в Университетской гимназии МГУ имени М.В. Ломоносова) (в печати)

Артеева Н.С. Исторические аналогии как инструмент осмысления современной политической реальности среди московских старшеклассников (в печати)

Проведенные мероприятия по итогам реализации проекта

Круглый стол «Историческое сознание российской молодежи: основные стратегии исследования», г. Москва, Дом Российского исторического общества, 1 февраля 2020 года. https://historyrussia.org/sobytiya/kruglyj-stol-istoricheskoe-soznanie-rossijskoj-molodezhi-osnovnye-strategii-issledovaniya.html

Научно-практический семинар, посвященный итогам первой волны социологического опроса в рамках исследования «Исторические аналогии как фактор восприятия политической реальности в молодежной среде», г. Москва, Дом Российского исторического общества, 25 января 2020 года. https://historyrussia.org/sobytiya/seminar-istoricheskie-analogii-kak-faktor-vospriyatiya-politicheskoj-realnosti-v-molodezhnoj-srede.html

Участие членов научного коллектива в мероприятиях по теме проекта

Лекторий факультета политологии в рамках Фестиваля науки «Наука 0+», г. Москва, Шуваловский корпус МГУ имени М.В. Ломоносова, 11 октября 2019 года.

Беклямишев В.О., Буров А.С., Стоцкий А.С. «Опасные связи: историческая аналогия как политический аргумент» (устный доклад)

Международная научно-практическая конференция «История современности. Информационные ресурсы, методы и исследовательские практики в России и за рубежом», г. Москва, РГГУ, 28–29 ноября 2019 года.

Беклямишев В.О., Никитин В.Ю., Стоцкий А.С. «Исторические аналогии в современном политическом дискурсе и в историческом сознании российской молодежи» (устный доклад)

Международная конференция «Вопросы национальной и культурной идентичности в России и Германии: личность, общество и государство в исторической и философской мысли», ФРГ, г. Мюнхен, 27-29 ноября 2019 года

Беклямишев В.О. ««Назад в будущее»: исторические аналогии в современном российском политическом дискурсе и в историческом сознании современной российской молодежи» (устный доклад)

068
Андрей Юрьевич Шутов
Руководитель проекта