Современная российская элита в условиях вариативности траекторий политического развития: политико-психологический и статусно-ролевой анализ

Аннотация проекта

Научная задача, на решение которой направлено исследование, состоит в комплексном изучении современной политической элиты на федеральном и региональном уровнях на основе специально разработанных методов и подходов.

Цель проекта – на основе специально разработанного политико-психологического инструментария определить качественные характеристики российской политической элиты, позволяющие оценить её личностный потенциал и профессиональные возможности в современных условиях, а также с учетом возможных траекторий политического развития. В соответствии с поставленной целью были обозначены задачи, решение которых нашло отражение в представленных основных результатах.

Методы и подходы:

Методической основой данного исследования выступили биографический метод (социоструктурный анализ), метод экспертного интервью, метод экстраполяции, гипотетико-дедуктивный метод, а также метод case-study, в рамках которого были использованы психобиографический метод, метод наблюдения, метод глубинного интервью, контент-анализ и психолингвистический метод. Кроме того, в рамках работы над проектом были применены общенаучные методы (анализ и синтез, сравнение, обобщение, аналогия и пр.)

В целях построения социально-демографического профиля элиты нами использовался биографический метод (социоструктурный анализ).

Для построения политико-психологических профилей конкретных представителей политической элиты (30 политиков) был использован метод case-study (метод изучения случая) с применением как контактных, так и дистантных методов изучения личности.

В качестве дистантных были использованы следующие методы:

Психобиографический метод, представляющий собой исследование жизненного пути личности; метод контент-анализа в сочетании с психолингвистическим методом, состоящий в изучении содержания политических текстов (не менее 4000 слов каждый) с целью выявления и измерения мотивационной направленности политика, а также его Я-концепции; метод наблюдения, где в качестве предметов наблюдения выступают поведенческие акты в целом и психологические проявления личности в них в частности (речь, жесты, мимика, пантомимика и т.д.).

В качестве контактных методов исследования нами были использованы уже описанный метод наблюдения, а также метод глубинного интервью.

Для построения нормативных профилей, соответствующих различным политическим ролям, был использован метод экспертных интервью, где респондентами выступили политологи и политические психологи, а также эксперты в вопросах психологической диагностики, применения ассессмент-центра и формирования компетентностной модели в политической сфере.

На основании гипотетико-дедуктивного метода были определены возможные траектории политического развития в зависимости от состояния массового сознания и степени консолидации политической элиты.

Новизна исследования:

Результаты проекта, во-первых, вносят существенный вклад в развитие и политической психологии, и политической науки в целом. В частности, в научный оборот будут введены: разработанная в рамках проекта концептуальная модель исследования, позволяющая анализировать текущее состояние политической элиты в статике и ее личностно-профессиональный потенциал в случае разных вариантов политического развития; нормативные профили, определяющие необходимые для исполнителей разных политических ролей личностно-профессиональные характеристики; значительный массив актуальных эмпирических данных.

Во-вторых, результаты проекта обогащают методологию политической науки, расширяют возможности эмпирического изучения и анализа неинституциональных компонентов политических практик в контексте политического развития страны в целом.

В-третьих, на основе выявленных особенностей текущего состояния политической элиты и оценки ее личностно-профессионального потенциала для политического развития по разным траекториям могут быть приняты политические решения по совершенствованию процесса элитного рекрутирования и кадровой политики в стране в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Кроме того, прогностический потенциал результатов проекта может быть использован в будущем для корректировки этих решений в случае изменения траектории политического развития.

Результаты проекта

  1. Была разработана концептуально-методологическая модель, основанная на комбинации неоинституционального подхода в политической науке и психологических концепций. Модель предполагала изучение элиты в статике, для чего были определены основные характеристики изучаемой общности, параметры статусно-ролевого анализа (пол, возраст, условия основной социализации, образование, профессиональный опыт) и структура психологических профилей (Я-концепция, самооценка, стиль межличностных отношений, стиль политического поведения, мотивационный профиль), а также в динамике, для чего были разработаны варианты сценариев политического развития.
  2. Были собраны и статистически обработаны имеющиеся в открытом публичном доступе биографические данные и иные сведения о жизненном пути и профессиональной деятельности выбранных для анализа политиков федерального и регионального уровней: 450 депутатов Государственной Думы, 85 губернаторов, 21 министр, 85 председателей законодательных собраний субъектов РФ (всего 641 человек).
  3. На основе собранных эмпирических данных был проведен статусно-ролевой анализ российской политической элиты, в результате которого построен ее социально-демографический профиль (распределение по полу, возрасту, месту рождения и социализации, типу образования, наличию второго высшего образования и ученой степени).
  4. На основании результатов прошлых исследований участников проекта был проведен анализ динамики изменений основных социально-демографических показателей политической элиты России. В результате анализа сделан вывод о том, что наиболее заметным является тренд на омоложение. Однако проявляется он только у губернаторов и министров, т.е. в тех корпусах, в формировании которых тем или иным образом принимает участие федеральная власть (в случае с губернаторским корпусом речь идет о назначении и.о., которые, в большинстве своем, затем выигрывают выборы).
  5. На основе собранных и обработанных данных о конкретных политиках было составлено 30 политико-психологических профилей, в числе которых 7 губернаторов, 15 депутатов ГД РФ, 4 министра Правительства РФ, 4 председателя региональных Законодательных собраний.
  6. По материалам экспертных интервью была разработана система нормативных (идеальных) личностных и профессиональных характеристик (нормативные профили) для различных политических ролей в современных условиях, которые учитывались при анализе текущего состояния элиты и выявлении проблем реализации личностного и профессионального потенциала представителей политической элиты.
  7. Было разработано четыре базовые теоретические модели сценариев политического развития России в 2020-е годы, в рамках которых определены наиболее значимые личностно-профессиональные характеристики политических деятелей.
  8. Был проведен анализ текущего состояния российской политической элиты, а также дана оценка личностного потенциала и профессиональных возможностей ее представителей в современных условиях.

В губернаторском корпусе преобладают «технократы» – политики “нового типа”, которым свойственен административный стиль управления, в межличностных отношениях преобладает экстраверсия с высоким уровнем доминирования, прагматизм, часто сочетаемый с высокой самооценкой и сложной «Я-концепцией». Преобладают мотивации на достижения и власть. Все это серьезно сужает коммуникативное раскрытие их образа «антикризисного менеджера». Как результат – низкий потенциал проявления реактивности на стихийно возникающие в кризис разноплановые социальные стимулы и текущие запросы граждан. К тому же достаточно высокий показатель мотива власти зачастую может способствовать формированию конфликтных ситуаций, особенно в региональном элитном раскладе. Именно это приводит к тому, что после выборов наблюдается «дефицит» авторской повестки.

В депутатском корпусе палитра проявляется «рыхлость» имеющихся ценностных оснований, что говорит о заточенности на востребованный во время электоральной практики ценностный тренд в политической ориентации массового избирателя. Такое политическое флюгерство во многом затрудняет понимание рядовым избирателем существующей российской партийной системы и формирует модель ситуативного голосования за партийных кандидатов на парламентских выборах. Административный стиль управления, преобладающая экстраверсия с высоким уровнем доминирование, а также слабо проявляющийся мотив аффилиации усугубляют ситуацию неотлаженной коммуникации с избирателями.

Анализ личностного потенциала корпуса федеральных министров показывает большее разнообразие их характеристик, хотя и с акцентом на административный стиль менеджмента в сочетании со стилем «теоретика-эксперта». В сложившейся системе государственного управления это является скорее “плюсом”, чем “минусом” Высокая сложность «Я-концепции» у многих министров может свидетельствовать об имеющемся кадровом потенциале данного состава правительства. Часто встречающиеся мотив достижения, адекватно заниженная самооценка, способствующая к рефлексии обратной связи, могут говорить о потенциале формирования командных установок.

Наличие агитаторов по поведенческому стилю среди председателей легислатур, стремящихся за счет собственного самовыражения, проявить себя в публичном пространстве, может снять определенную социальную напряженность в отношении регионального парламента, функции которого часто до конца избирателям не понятны. Это дает возможность переключить их внимания на второстепенные сюжеты, оттеняющие не очень эффективную текущую деятельность этого властного органа в публичном пространстве.

  1. Выявлены проблемы реализации личностного и профессионального потенциала представителей политической элиты современной России, которые вытекают из анализа текущей ситуации и запроса населения. Первая актуализирует такие качества и умения, как адаптивность, принятие риска, креативность, умение учить и наставлять, решительность, надежность, управление отношениями, решение проблем.

Федеральный центр при отборе региональных элит делает ставку в основном на управленческий опыт во властных или бизнес-структурах, акцентируя внимания на профессиональных компетенциях и прикладных знаниях, вхождения в команду, но не на раскрытии лидерского потенциала в команде, зачастую оставляя самостоятельность как качество раскрывающее лидерский потенциал за скобками. К тому же наличие почти у всех из нового поколения глав регионов поведенческого стиля «администратора» серьезно сужает коммуникативное раскрытие их образа «антикризисного менеджера», который в отличие от «агитатора» не может четко и ясно разъяснять гражданам суть принятых им решений.

Сочетание мотивов достижения и власти, при отсутствии мотива аффилиации, ориентация на прагматизм в достижении собственных карьерных достижений и высокая самооценка задают низкий потенциал проявления реактивности на стихийно возникающие в кризис разноплановые социальные стимулы и текущие запросы граждан. К тому же достаточно высокий показатель мотива власти зачастую может способствовать формированию конфликтных ситуаций, особенно в региональном элитном раскладе, когда губернатору, не имевшему ранее отношение к региону, необходимо искать в нем баланс, чтобы не стать “жертвой” борьбы существующих кланов.

Наряду с формальным единством системы ценностей нынешней властной российской элиты, ее внутреннее структурно-содержательное наполнение характеризуется достаточно высоким уровнем неопределенности. На уровне представителей законодательной власти такая система выстраивается в соответствии с представительной функцией и необходимостью поиска электоральной поддержки перед выборами. С точки зрения партийной принадлежности наиболее структурированная и определенная система политических ценностей свойственна коммунистам, а самая неопределенная – членам партии «Справедливая Россия», что отчасти является следствием нечеткости партийных платформ и недостаточной работы лидеров партии со своими активистами.

В массовом политическом сознании Правительства РФ – это неактивный политический институт, находящийся в тени института российского президентства, но потенциально способный оказывать влияние на текущее положение дел в стране. Люди затрудняются давать оценки деятельности отдельных министерств как правительственных институтов, предпочитая давать им оценку в свете публичной активности их руководителей, т.е. министров. Иными словами, отдельные министерства персонифицировано воспринимаются гражданами, прежде всего, в разрезе позитивных или негативных их упоминаний в СМИ. Таким образом, и здесь раскрытие коммуникативного личностного потенциала и профессиональных возможностей правящей элиты становится важным залогом качества текущего функционирования данного властного института.

Исследование позволило прийти к следующим выводам и рекомендациям:

Оценка нынешней кризисной ситуации показала, что психологические угрозы в большей степени коренятся в сознании и поведении самой политической элиты. Соответственно и рекомендации по психологическому воздействию в первую очередь предполагают серьезную работу с ее представителями. Их необходимо постоянно обучать и переобучать для развития у них лидерских навыков, формирования рефлективного мышления, способности выработки долгосрочных стратегий, понимания того, что именно граждане являются фундаментом легитимности и прочности их власти. Основным инструментом воздействия могла бы стать возрожденная общенациональная система обучения и переобучения политической элиты не только управленческим технологиям решения социальных и политических проблем, но и коммуникативным навыкам выстраивания диалога с различными группами общественности.

Публикации по итогам реализации проекта

  1. Викулина С.В. Социально-демографические детерминанты и карьерные траектории молодых депутатов Государственной Думы Российской Федерации VII созыва / Круглый стол «Российская молодежь в государстве и обществе: социокультурное и политико-психологическое измерения» // Полилог. 2020. № 4, Том 4. [Электронный ресурс].
  2. Зорин В.А. Личностные особенности молодых политических лидеров в контексте возможных траекторий развития современной российской политической системы / Круглый стол «Российская молодежь в государстве и обществе: социокультурное и политико-психологическое измерения» // Полилог. 2020. № 4, Том 4. [Электронный ресурс].
  3. Палитай И.С. Личностный потенциал и профессиональные возможности молодых политиков в современной России / Круглый стол «Российская молодежь в государстве и обществе: социокультурное и политико-психологическое измерения» // Полилог. 2020. № 4, Том 4. [Электронный ресурс].
  4. Палитай И.С. Современная российская политическая элита: статусно-ролевой анализ поколений // Вестник РФФИ. Гуманитарные и общественные науки. 2020. № 5. С. 105-116 (журнал из Перечня RSCI WoS).
  5. Палитай И.С., Викулина С.В. Личностный и профессиональный потенциал молодых депутатов Государственной Думы: политико-психологический анализ // Вестник Московского государственного университета. Серия 12. Политические науки. 2020. №6. С. 69-82.
  6. Палитай И.С., Матюсова А.И. Губернаторский корпус РФ: сравнительный анализ механизмов отбора и каналов рекрутирования «новичков» и «старожилов» // Вестник Московского государственного областного университета (Электронный журнал). 2020. № 4. с. 114-130.
  7. Матюсова А.И. Обзор исследований политико-психологических особенностей глав российских регионов в отечественной политической науке // Вестник Российского университета дружбы народов. 2021. № 3 (прошла этап рецензирования в журнале из перечня ВАК (подтверждено справкой из редакции журнала):

Результаты исследовательского проекта были представлены в ходе 22 выступлений участников научного коллектива на 9 всероссийских, международных конференциях и Круглых столах (9 из которых опубликованы в виде статьей и тезисов в сборниках материалов конференций).

Иван Сергеевич Палитай, к.с.н., доцент кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ, руководитель проекта